Андрей Лев

Инородные промыслы
17.03.2018 — 01.04.2018, Галерея "Триумф"

Обои — белые, в голубоватых розах. В полубреду, бывало, из этих роз лепишь профиль за профилем или странствуешь глазами вверх и вниз, стараясь не задеть по пути ни одного цветка, ни одного листика, находишь лазейки в узоре, проскакиваешь, возвращаешься вспять, попав в тупик, и сызнова начинаешь бродить по светлому лабиринту.

Владимир Набоков. «Машенька»

Галерея «Триумф» представляет вторую выставку израильского художника Андрея Льва. Если в предыдущем проекте («Нотафилия», 2015) художник обращался к эмблематике бумажных денег, создавая новые валюты и привязывая их к выдуманным топонимам, то в новом проекте «Инородные промыслы» он работает с изобразительными мотивами декоративно-прикладного искусства Талашихино, Хохломы и других, применяя к ним приемы поп- и оп-арта чтобы выявить новые способы их восприятия в непривычном для них контексте.

Смотря на эти картины у нас возникает ощущение встречи со знакомыми из детства сказочными образами и персонажами, но сегодня мы воспринимаем их сквозь призму приобретенного в век высоких технологий и интернета нового визуального опыта.

Андрей Лев: «Я люблю картинки. Манипуляции с картинками — это сквозная тема моих работ. Основная цель этих манипуляций пробудить у зрителя интерес к рассматриванию тех изображений, которые по разным причинам можно назвать «расхожими». Это могут быть самые разные типы картинок — например, элементы графического дизайна, технические иллюстрации или наоборот, известные и существующие в культурном и социальном контекстах изображения. В работах из серии «Инородные промыслы» я обратился к имаженерии «a la russe», связанной с формами и мотивами характерными для народного декоративно-прикладного творчества. Я вглядываюсь в них с тем же восторгом, с каким Гоген смотрел на экзотические виды Таити, и пытаюсь воспроизвести эти изображения так, чтобы изменить контекст их репрезентации, создать условия, при которых у знакомых, примелькавшихся картинок обнаруживается потенциал выглядеть странно и при которых в них открываются новые горизонты смыслообразования».